Публикации

Бабошин В. - Разговор с дедом (продолжение)

В некотором роде продолжение
"Разговора с дедом"

Ненапрасные потери...
В донесеньях есть такие строчки,
Что боец потерян безвозвратно.
Это значит вышла жизни точка.
Продолженье маловероятно.
Исключения, конечно же, бывают,
И приносят похоронки по ошибке,
Новое рожденье отмечают,
Пусть надежды были очень зыбки.
Я не видел Дедушку Степана,
Не вернулся он с большой войны,
Что смертельной оказалась рана,
В этом лишь беда и нет вины.
В мир пришел у века на закате,
Шестилеткой встретил век двадцатый,
Повстречал Аникееву Катю,
В девятнадцать был уже женатый.
Из старинного рачительного рода,
Главным для него была семья.
В феврале двадцать пятого года
Родилась Мама Валя моя.
Не увидишь такого ты ныне,
Ну, один, ну, как минимум, два.
А Бабушка - Героиней
И матерью доброй была.
Всего было десять рождений,
Трое мальчиков, семь девчат.
А старшего, дядю Женю,
С Дедом вызвали в военкомат.
А Мама пошла добровольно
И пусть ей не досталось наград,
Осколочное и пулевое –
Так встретил её Сталинград.
Годов было мало, не скрою,
Восемнадцатый только пошёл.
В санпоезде, медсестрою,
Отправил её комсомол.
Под бомбёжкой она побывала,
Кровь, страданья – всего было много,
В строй советских солдат возвращала,
И вернулась к родному порогу.
Дальше – госпиталь, ночи в палате
В изголовье у спящих бойцов,
На одном из дежурств, очень кстати,
Познакомилась Мама с Отцом.
Лейтенант Александр Бабошин,
Из десанта, но скромен и тих.
Он для Мамы стал самым хорошим,
Разделили судьбу на двоих.
Баба Катя была очень рада,
Что решился семейный вопрос,
Был мой батя участник Парада,
Той Победы, что май нам принес.
Ну, а если вдруг читатель спросит,
То хочу и я ему признаться,
Что счастливой оказалась осень,
И число счастливое – тринадцать.
Никакого тут секрета нету,
Был октябрь и сорок пятый год.
И осенью мое «явленье свету»,
Правда в ноябре, произойдет.
Нет, конечно, год не сорок пятый,
Но, заметь, тринадцать лет прошло
И тринадцатого, в половине пятого,
Я криком огласил свое село.
И свои итоги подбивая,
Прожил я еще или уже?
Я теперь все больше понимаю,
То, что Дед сберег на смертном рубеже.
Лишь теперь я понял факт невероятный –
Дед во мне живет, я в это верю.
Да. Потери называют безвозвратными.
Но это не напрасные потери.